September 27th, 2013

My

О чем говорят звезды

О чем говорят звезды?
Владимир Юровицкий, http://yur.ruvlad@yur.ru

Нет больших глупостей, чем глупости о звездах.
Об атмосфере, надеюсь, вы, мои коллеги,  уже хоть чуть-чуть просветились (на от Вам новая физика без всякой перестройки или КАК УСТРОЕНа АТМОСФЕРА ЗЕМЛИ) и узнали хотя бы то, что циклон и антициклон не имеют никакого отношения другу к другу, а к антициклону действительно есть анти-антициклон ─ но это… тайфун.
Вся область мегамеханики и мегафизики есть такой ненаучный бред, что волосы встают дыбом. Ньютоновская теория хоть и неверна, но это простительно, Детская болезнь левизны в астрономии. Посмотрел дядя как мальчик крутит на веревке модель самолетика (или птички) и решил, что также и Солнце крутит вокруг себя планеты, есть тоже веревки от Солнца к планетам. С помощью которых и создается так называемая центростремительная сила, которая постоянно отклоняет линейную скорость  самолетика (планетики) к центру вращения и получается кружение. Только веревки эти невидимы, и потому названы они «всемирное тяготение». Раз земляне не видят такой веревки, пусть и никто ее не видит. Но она есть! И она управляет движением всех звезд, планет, лун, астероидов, комет и всего-всего. Это и есть сила гравитационная. И от любого небесного тела ко ВСЕМ без исключения телам мира поднебесного тянутся такие невидимые веревки всемирного тяготения. Правда, к одним толще (виртуально толще, потому что невидимы), к другим тоньше. И вот такая в мире происходит вакханалия этих виртуальных веревок, все запутывается так, что больше двух тел эта механика ни одной задачи решить не могла. Даже самая ближайшая к нам Луна и та висит на двух веревках. Одна толстая, солнечная, а вторая тощенькая ─ земная (ну еще куча совсем тощеньких, про них забываем). Но вот почему-то тощенькая земная и утащила от Солнца Луну и к себе привязала. Странно это. Но все-таки не так как у Великого – Величайшего – всех в мире от первосоздания и на тысячи лет вперед перекрывшего своим сиятельным величием настоящего еврейского Мошиаха ─ Эйнштейна. Вот уж кто насочинял, вот уж навалил в физике такие горы говна, что разгрести их очень не скоро удастся.
Правда, две теории у него было. Первая теория  ─ хорошая теория, хотя ее и до сего дня обсирают некие диссиденты. Но это ничего. К тому же помогала эту теорию ему ─ веселому балалаечнику ─ писать его великая жена ─ сербка Миловица. Так что первая теория ─ Специальная теория относительности ─ хороша и проверена во всех реакторах и ускорителях.
Но вторая… о, это НЕЧТО. Вот так вот взял поковырял после обеда в зубах и извлек вместе с куском кошерной курицы новую и величайшую теорию ─ Общую теорию относительности. Именно так, из зубной щели. Потому что ни на каких модельных примерах она не основывается. А взял и написал всемирное, всесветное, всебожественное уравнение ─ уравнение Эйнштейна. Которое по идее описывает ВСЕ. Прежде всего, все гравитационное. Увы, электромагнитное, как оказалось, не описывает, и это стало предметом его лунных сонат при катаниях на парусной лодчонке по Шпрее или по американскому озеру близ святого места мировой физики ─ Принстона. Но так ничего и не придумал.
Ну а как же придумал само-то великое уравнение Общей теории относительности? Я чувствую, что было дело так. Был у него с детских лет друг Марсель Гроссман. Очень хороший математик. И когда Эйнштейн обратился к нему придумать нечто такое математическое, но такое крутое, чтоб никто не понял, тот и предложил нечто этакое. В то время только появился геометрический анализ на всяких поверхностях (двухмерных). Назвали его тензорным анализом. Его-то мало кто понимал из математиков, в уж про физиков и говорить нечего. А Марсель сочинил для Эйнштейна ЧЕТЫРЕХМЕРНЫЙ тензорный анализ, в котором и по сей день не только физики, но и математики барахтаются. Уж больно сложен. Какая-нибудь самая тривиальная задача типа падения камня (впрочем, кажется эта задача до сих пор в ОТО не решена) требует десятка страниц бумажного текста. Уравнения красивы, спору нет. Но как практически с ними работать – так каждый раз на академика, в крайнем случае, на доктора диссертация, которая в обычной механике решается на паре страниц. И вот в такой малопонимаемой (скорее вообще непонимаемой) обертке он преподнес свой перл ─ перл из перлов во всей мировой истории.

Каждый знает, что метр в виде специальной палки создал Ж. Борда (1799 г.). И Академия наук Франции утвердила его эталоном длины на все времена. Постепенно к этому эталону подвязались и другие страны или подвязали свои национальные эталоны. Правда, его потом несколько раз модифицировали. Но это роли не играет. Ясно, что всюду в подлунном, подсолнечном или подзвездном мире этот метр и есть метр. И другого нет и быть не может. Ну разве что в другой просто конфигурации. Все меры измерения, вся метрология и метрика есть СУГУБО человеческое измышление, мер в природе не существует. Это человечище придумал единые меры и эталоны, чтобы все можно было сравнивать и сопоставлять. И неизменность мер есть величайшее достижение человечество. Чтобы его в сознание воткнуть, короли и императоры не чурались головы отрубать, языки отрывать. Вот как важно было единство и неизменность мер и метрологии. И чтобы ни происходило: на Земле, на Луне, даже в геенне огненной – везде метр будет единый и парижский (или ему эквивалентный), если там есть ученый.
И вот тут-то и приходит некто и говорит – это чушь. Метр зависит от того, где он находится. Один метр на Земле, другой у австралопитеков, третий на Солнце, четвертый так вообще в черной дыре (хотя что это ─ не знает никто). Чушь, не правда ли. Ведь как их вообще сравнивать? Если один больше другого, то какой верный? Если одинаковы – то для чего этот бред?
В современной технике, науке, промышленности и торговле постоянство мер есть святое. И покусившийся на это святое достоин ссылки на Сахалин или вырывания ноздрей. Слава Богу, этот скрипач уже помер.
Но вы спросите, а для чего сей нелепый учкудук? Ведь этого нигде ─ ни в электродинамике, ни в гидродинамике, ни в коммерции, нет такого. А вот захотелось ему, чтобы его излюбленный свет всюду двигался с одинаковой скоростью. И под эту идею-фикс он и придумал этот бред. Причем сам он говорил об искривлении света. Но искривление траекторий связано с действием на скорость. Ну, так вот, по Эйнштейну. У скорости три компоненты. На все можете действовать, а вот квадрат их сумм ни-ни. Т.е. абсолютная скорость ─ такая она выделенная ─ всегда-всегда одна и только.
А ведь разве неясно, что подгоняя меры и эталоны, можно достичь чего угодно. И что Гулливер окажется легче лилипутов, и что велосипедист обгонит космическую ракету, и Абрамович станет беднее самого нищего бомжа.
И вот этот дичайший бред чуть поломавшись наука приняла как некое величайшее откровение. Даже страшно имена перечислять. Бор и Борн, Ландау и Гейзенберг, Вейль и Пупкин – ну все приняли. Правда, были, которые говорили – «да бред это». Но их быстро объявили нацистскими физиками, антисемитами, противниками создания государства Израиль и прочим дерьмом закидали так, что теперь из под этой глыбы ни одного звука не слышно. Одни только гимны и всякие гименеи великому Эйнштейну. От того и бреда в нынешней физике писать-не-нереписать. На одной из страниц maxpark’a я написал несколько страниц такого бреда.
Итак, мы видим, как много в современной науке дикости и отсталости.

Одну эту дикость, надеюсь, удалось преодолеть. Но их еще столько. Но не будем отчаиваться, а разберем теперь вопрос о тех сияющих точках, что смотрят по ночам с высоты, вызывая невольно чувства – а что в них, кто их сотворил, что будет с ними. Мы имеем в виду звезды.
Ой, если почитать современные книжки о звездах, то кроме чувства унылой тоски ничто не возникает.  Все так пусто и уныло. Чем глубже, тем выше давление и температура. Что-то там сжимается и затем… Бог знает, что зачем. Физики там нет никакой.
В чем же дело? А все в том же, в хулигане Больцмане. Который «установил», вишь ли, что термодинамически равновесное состояние должно быть изотермичным.  А так как в звездах изотермизмом и не пахнет, то астрофизика  вошла в ступор. Как правило, наиболее распространенные состояния являются с точки физики основными и стационарными. Чтобы потом от этой стационарности выделять разные моменты и исследовать в многообразии. А тут и близко нет ничего стационарного. А раз нет стационарного, то от чего плясать? Непонятно.
А на самом деле стационарное состояние есть. Но оно не изотермичное, а изэнтропичное. И именно изэнтропическое состояние как равновесное иже многие десятилетия использует газодинамика. Потому у нее и такие громадные достижения. А гравитермодинамика должна использовать навязанные ей основные состояния изотермические, каковые нигде и близко в гравитационных полях не существуют. Вот почему и можно твердо сказать, сто астрофизики как науки не существует. Есть астрофизика как некоторое собирание фактов и цветочков. Но теории, в которой есть исходные положения, и отклонения от которых дает все множество реальных явлений ─ такой теории нет. Больцман на нее поставил крест еще полтора века назад.
Но если принять принцип изэнтропизма за основной структурный принцип астрофизики, то все меняется радикально.
Отсюда следуют два простых закона температурных распределений в текучей среде в гравитационном поле по вертикали:
1.      В однородной газовой среде температура падает из глубины к поверхности. Наглядный пример ─ это земная атмосфера.
2.      При наличии смеси газов легкая компонента вытесняется вверх, забирая с собой тепловую энергию, в тяжелая компонента охлаждается опускается вниз. Это «закон бани». Он наиболее представлен и широко используется в бане. Когда плещут воду на печку, то вода испаряется, т.е. превращается в пар. И пар, как более легкая компонента с молекулярным весом 18 (по сравнению с 28 азота и 32 кислорода) забирает с собой всю тепловую энергию и поднимается вверх, создавая на полках целебный жар, тогда как ноги на полу могут даже мерзнуть .
Этих двух законов вполне достаточно, чтобы описать основную структуру звезд. Конечно, звезды чрезвычайно разнообразны. Но мы рассмотрим простейший тип.
Наружная оболочка типичной звезды состоит из наиболее легкого газа ─ водорода. Температура поверхности звезды сравнительно невелика ─ несколько тысяч градусов. Но по мере углубления внутрь звезды происходит разогрев водорода и на некоторой глубине возникают условия для термоядерной реакции образования гелия из водорода. Тяжелый гелий опускается при этом вниз, а термоядерная энергия переносится водородом в верхнюю часть звезды и выделяется в окружающее пространство. Область гелиогенеза является наиболее термически активной областью звезды и наиболее высокой температуры.
Но процесс нуклеогенеза на этом не заканчивается. Сжимаясь и вновь нагреваясь по мере опускания вглубь, гелий начинает претерпевать последовательные реакции нуклеогенеза. В ядро гелия начинают внедряться другие элементы, например, протоны, нейтроны. Образующиеся тяжелые элементы погружаются вниз звезды, одновременно охлаждая это внутреннее пространство. Таким образом, общая картина температурного распределения водородных звезд ─ повышение температуры от поверхности вглубь звезды до слоя гелиогенеза, в которой эта температура достигает максимальных значений в сотни миллионов градусов, а ниже идет область нуклеогенеза с повышением давления и понижением температуры. Причем это понижение вовсе не обязательно монотонно. Могут быть и области локального повышения температуры. Но общий ход движения температуры – вниз с охлаждением.
В процессе нуклеогенеза создаются все более и более тяжелые элементы. Нуклеогенез может достигать фазы металлогенеза. При этом если этот процесс сопровождается большим понижением температуры, то металл может переходить в сверхпроводящее состояние. А в сверхпроводящем материале могут возникать незатухающие сверхпроводящие токи, которые и создают магнитное поле. А так как никаких ферромагнетиков при звездных температурах нет, то оно свободно выходит за пределы звезды. При крушении звезд сверхпроводящее ядро может сохраняться в центральном ее осколке. Или даже в нескольких. И это мы, возможно, видим на примере нашей родной Земли, которая, видимо, сохранила прародительское сверхпроводящее ядро вместе с магнитным полем от своей прародительницы – второй звезды в парной Солнечной системы, из распада которой и произошла вся планетная система Солнечной системы.
Но нуклеогенез звезд может продолжаться вплоть до проявления тяжелых нестабильных, делящихся элементов. Высокое давление видимо препятствует такому делению или делает этот процесс сравнительно умеренным, в результате чего возможно вторичное повышение температуры на глубине нуклеогенеза делящихся элементов.
Но нуклеогенез и на этом может не заканчиваться, и он идет до образования критической массы делящегося ядра звезды. И такая звезда может испытать ядерный взрыв, который выворачивает звезду фактически наизнанку, показывая ее внутренние части. Такую звезду обычно называют сверхновой. Сверхновые звезды дают нам уникальный шанс взглянуть во внутренние области звезды. При этом светимость звезды на сравнительно короткое время возрастает на многие порядки, в конечном счете оставляя на месте этой сверхновой туманность из осколков взрыва, в центре которой может иногда просвечиваться остаток звезды.
Но открытый ядерный взрыв звезд достаточно редкое явление. Видимо, чаще мы наблюдаем «взрыв под ковром», когда взрывной процесс не вырывается наружу, а только вызывает внутреннее разбухание звезды с увеличением ее светимости. Это, видимо, новые звезды. Взрыв у новых звезд локализуется во внутренних частях, что приводит к ее разбуханию и увеличению светимости, но не к ее полному разрушению как у сверхновых. Новые звезда могут, возможно, испытывать несколько взрывных процессов. Конечная фаза новой звезды, прошедшей через целый ряд внутренних взрывов не вполне ясна. Вполне возможно образование в конечном итоге на этом месте звезд-гигантов.
В качестве еще одного интересного звездного феномена рассмотрим звезды-цефеиды.
Это, как правило, большие звезды. И на их поверхности скорость вращения вещества равна или близка к первой космической скорости. В результате на поверхности действуют силы гравитации, стремящиеся сжать звезду, и силы центробежные, стремящиеся расширить ее, которые находятся в относительном равновесии. И мы имеем обычную систему двух противодействующих сил, которые вызывают колебательные состояния размера звезды и ее светимости. Период колебаний жестко привязан к характеристикам звезды, и потому они и могут использоваться в качестве астрономических маяков.

Существуют ли гравитационные волны и пресловутые гравитоны? Нет, не существуют. Реальное излучение может быть связано с реальными силами. Таковы силы электромагнитные. Но гравитационных сил не существует. То, что понимается под гравитационными силами, есть ничто иное, как фиктивные силы, аналогичные силам инерции. Существуют и реальные силы, которые иногда отождествляют с гравитационными. Но это на самом деле силы электромагнитного характера. Например, когда мы держим камень на руке, нам кажется, что на нас от камня на руку действует сила веса камня, которую мы полагаем гравитационной силой.
Но разберемся детальнее. Наша рука находится в области гравитационного поля, в котором нормальное свободное состояние камня есть ускоренное падение на Землю. Но мы препятствуем этому нормальному состоянию и свободному движению камня своей ладонью. При этом воздействуем на камень силой. Что это за сила? Это сила упругости нашей кожи, наших скелетных костей. Т.е. это обычная сила электромагнитного характера. Но если мы приложили силу к камню, то и камень по третьему закону Ньютона действует на нашу руку. Это и есть сила веса камня. Но с какой силой действует камень на руку? По величине, естественно, с той же силой, что и мы действуем на камень. А по физической сущности может это гравитационная сила? Тоже нет. И эта сила электромагнитного характера. Если мы подогреем камень, и он расплавится и потеряет электрическую твердость, то он поплывет и перестанет оказывать силу на руку.
Итак, никаких физических гравитационных сил не существует. Все силы – силы электромагнитного характера. Гравитационное поле лишь создает условия для их появления. Нет гравитационного поля ─ и камень лежал бы на нашей руке неподвижно, не оказывая никакого воздействия на руку. Появилось гравитационное поле и для удержания в неподвижном состоянии камень нам нужно приложить к камню силу (электромагнитную). Соответственно и камень отвечает руке такой же силой (электромагнитной). Гравитация есть провоцирующий момент. Но реальных действий и воздействий не осуществляет. И это общая картина.
Но если нет реальных гравитационных сил здесь, у нас, то как мы можем их куда-то послать? Это невозможно. Поэтому и гравитационных излучений не существует. Нет никаких гравитонов. И поиски гравитационных волн, растянувшиеся на века и потребовавшие больших затрат денег, надо прекращать.
Электромагнитные волны существуют исключительно из-за наличия трех видов электрических субстанций ─ положительно заряженных, отрицательно заряженных и нейтральных (незаряженных). И электрический заряд может возникать, может исчезать благодаря игре с зарядами, причем практически мгновенно. Нет закона сохранения дипольного момента. Соответственно и электрическое поле может то появляться, то исчезать. Исчезать или появляться не мгновенно во всем пространстве, а через близкодействие, через волны.
Но гравитация имеет заряд одного знака ─ массу. Ее можно складывать и разделять, но уничтожать или создавать из ничего невозможно. Потому и поля гравитационные могут только складываться или делиться, причем с теми же самыми скоростями, с которыми происходит сложение или разделение масс. 

Отметим еще один чрезвычайно важный феномен материи в мегамире.
Как известно, в электродинамике есть следующие образования: скаляры (заряды), полярные векторы (электрические диполи), аксиальные векторы (магнитные диполи), наконец, спиноры.
Пока что гравитационная теория знает только скаляры одного знака – массы. А есть ли иные компактные гравитационные образования?
Рассмотрим.
Полярных векторов быть не может, так как нужны два заряда.
Гравитационные аксиальные векторы есть обычная вращающаяся (симметричная) масса.
Наконец, гравитационный спинор также возможен. Это несимметричная гравитационная масса, которая обладает прецессией. Наше Солнце и даже Земля как раз и есть скаляр (масса), гравидиполь (ГД) с характеристикой момента собственного вращения и даже грависпинор (ГС), так как имеет прецессию. Гравидиполь описывается аксиальным вектором. А вот как описать грависпинор – пока не знаю. Надо спросить у мальчишек, как они описывают юлу.
Гравитационный скаляр дает потенциальное центростремительное гравитационное поле фиктивных (инерционных) сил.
А дает ли что-то особое гравидиполь, т.е. оказывает ли воздействие на окружающее пространство вращающееся тело?
Отметим, что в ОТО на этот вопрос отвечают положительно, и даже создана специальная теория гравимагнетизма.
Но ОТО веры нет никакой. Поэтому попытаемся обнаружить признаки гравидипольного воздействия на пространства сами. Гравидипольное поле характеризуется гравитационным полем аналогичным полю магнитного диполя. Это вихревое поле с источником пропорциональным собственному вращающемуся моменту тела ─ гравидипольному моменту.  Малая масса, вращающаяся в экваториальной плоскости гравидиполя, будет испытывать тангенциальное воздействие, приводящее к ускорению или замедлению угловой скорости его вращения. Если при этом имеем движение с большим эксцентриситетом, то будет наблюдаться вращение перигелия планеты. Это вращение может идти в фазе с вращением планеты (ускорение вращения) или в противофазе (замедление вращения). Если ускорение вращения планеты происходит при ее движении вокруг Солнца в том же направлении, то будем назвать, что этот эффект имеет прямой характер. В противном случае будем говорить об обратном эффекте.
Наблюдение над движением перигелия Меркурия показывает, что гравидипольный эффект имеет прямой характер. Гравидипольный эффект наблюдается также и при движении Венеры, Земли и даже Марса. Этот эффект близкодействующий и спадает по кубу радиуса. Штормовые ветры на Венере, возможно, связаны как раз с гравидипольным воздействием. Да и на Земле ветры и морские приливы вполне возможно имеют связь с этим де явлением.
Другой характер будут иметь полярные орбиты. Плоскость полярной орбита будет вращаться относительно далеких звезд. Этот эффект, видимо, можно попытаться обнаружить на полярных орбитах спутников Земли, которые достаточно часто запускались советской космонавтикой с космодрома Плесецк.
Таким образом, «черные дыры» в некотором смысле существуют. Но ни с какой метрикой они не связаны, это всего лишь эффект вращательного взаимодействия масс. И они имеют «зеркальный» характер. При одном соотношении направлений вращения планеты выбрасываются из области вращательного влияния, при другом ─ наоборот, засасываются и поглощаются звездой. И само космическое пространство оказывается зеркально ассиметричным в определенных областях.
Это явление уже обнаружено и в мегакосмосе, и за него даже выдана Нобелевская премия. Изменение периастра и уменьшение размера орбиты одной звезды, вращающейся вокруг  быстро вращающейся звезды – пульсара ─ было открыто  американскими астрофизиками Джо Тейлором и Расселом Халсе, за каковое открытие в 1993 году им была присуждена Нобелевская премия по физике. Но эффект сжимания орбиты был проинтерпретирован ими без каких бы то ни было оснований как доказательство существования гравитационных волн.  Думается, что интерпретация этого феномена как доказательство существования вихревой компоненты гравитационного поля более логична, чем использование представлений о ненаблюдаемых и вызывающих сомнения в их существовании гравитационных волнах. Интересно отметить, что, не имея твердой базы, современная наука давно ищет подобные вихревые явления в разнообразных гравимагнитных теориях.
Тангенциальные компоненты дипольного поля особенно ощутимо воздействуют  на текучие среды на поверхности планет и звезд ─ на их атмосферы (и океаны). Вполне возможно, что объяснение атмосферной и океанической активности невозможно без учета этой вихревой компоненты. И объяснение океанических приливно-отливных процессов влиянием Луны придется оставить и рассмотреть новые основания этих процессов. Тем более, что эти силы могут носить даже тектонический характер, вызывая тангенциальные напряжения в земной коре, что и ведет к сейсмической активности. Ведь уже зафиксирована сейсмическая активность на лунной поверхности при, как полагают, полной внутренней инертности ее.

Рассмотрим теперь проблему взрыва звезд. Взрывные процессы в мегамире широко распространены. Выдающийся советский и армянский астрофизик Виктор Амазаспович Амбарцумян утверждал, что именно взрывные процессы играют главную роль в формировании вселенной в отличие от значительного числа астрофизиков, ставящих на первое место агрегацию рассеянного Большим взрывом вещества.
Взрыв невращающейся массы идет по шаровому типу.
Взрыв гравидиполя идет по плоскому, дисковому типу перпендикулярно оси вращения тела.
Наиболее интересен взрывной тип грависпинора. Он идет по линейному типу вдоль оси прецессии.
Отсюда можно сделать вывод, что первичный космологический взрыв имел шаровый тип. Следующие по иерархии гравидипольные взрывы создавали галактики. И, наконец, грависпинорные взрывы создавали солнечные системы.  А поверхностные взрывы создавали, вероятно, луны и иной космический материал наименьшего уровня. Итак, мы построили иерархию образования космических объектов от космологического первовзрыва до планет и комет.
.
Интересное подтверждение этих представлений мы находим в нашей галактике. Как известно, звездное население галактики принадлежит двум типам ─ сферической компоненте и плоской. Зададим вопрос: какая из компонент старше?
Если бы плоская компонента была старше, то это означало бы, что при взрыве вращающегося космического объекта по планарному типу на сам взрывной керн подействовали с самых различных сторон такие воздействия, что он остановился и прекратил свое вращение и далее сам уже взорвался по объемному типу. Но понятно, что это почти невозможно. Представить, что разнообразнейшие всесторонние воздействия невозможно. А вот неподвижный керн в ходе взрывного процесса получил вращение ─ более чем вероятно. И потому последовательность взрывов могла быть единственной  ─ первым взрывается массивное невращающееся тело по шаровому типу. При этом остающийся керн приобретает в результате разнообразных воздействий вращение, и затем он взрывается уже по плоскому типу. Мы к этому выводу пришли из сугубо теоретических соображений. А астрономы-наблюдатели пришли точно к этому же выводу из астрономических наблюдений. Мы видим, какой предсказательной силой обладает концепция иерархии космологических взрывных процессов.
                                                                               
Мы показали, что космофизические процессы весьма разнообразны, и именно они дают столь широкую палитру состояний звезд, планет и иных небесных тел. Но, к сожалению, космофизика в настоящее время закрыта для анализа двумя великими по своей вредоносности учеными ─ Больцманом и Эйнштейном, куда нельзя не приписать и самого Ньютона.
Дальнейшее можно смотреть на сайте yur.ru, в том числе в разделе "Статьи для ЖЭТФ», а также в футурологической работе «Как мы летали на Нептун» на этом же сайте.