December 24th, 2014

My

Великий общероссийский обман или как злоупотребление правом лишает прав ветеранов

Приближается 70-я годовщина Великой Победы. И польются реки елея и тонны сладкой ваты о том, как мы уважаем и любим ветеранов Великой Отечественной войны. Какие мы создаем для них прекрасные условия, чтоб жили они в любви и уважении. Вот и Президент объявил, что нужно всех ветеранов обеспечить достойным жилищем. И даже Президентский Указ был издан:
Указ Президента РФ от 7 мая 2008 г. N 714
"Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов"

В связи с предстоящим 65-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов, отдавая дань глубокого уважения ветеранам войны, постановляю:

1. Считать необходимым завершить обеспечение жильем нуждающихся в улучшении жилищных условий ветеранов Великой Отечественной войны, членов семей погибших (умерших) инвалидов и участников Великой Отечественной войны, имеющих право на соответствующую социальную поддержку согласно Федеральному закону от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах".

Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что на самом деле это великий обман
Тысячи ветеранов как проживали в своих комнатушках размером меньше тюремной камеры, так и проживают и будут проживать до самой смерти. Которой уже и ждать недолго чиновникам, которые совершили великий обман, совершают до сих пор и ветеранов, и Президента, и Законодателя. Чиновники нашли универсальный способ не дать ветеранам жилья по закону, обречь их до смерти проживать в своих жалких лачугах без всякой надежды на улучшение.
Как же ухитрились чиновники извратить ясный и недвусмысленный закон о ветеранах, в котором черным по белому записано, что, к примеру, ветеранов ВОВ обязаны обеспечить жильем площадью 36 (!!!) квадратных метров? При этом средства предоставлялись федеральным бюджетом и независимо от имущественного положения. И поручалось реализовать такой замечательный закон органам государственной власти субъектов РФ.
Казалось бы все хорошо. Оставалось только петь осанну Президенту и законодателям за такую замечательную заботу.
Но мы слишком хорошо думали о чиновниках из этих самых «органов государственной власти».
Они смогли придумать хитроумнейшую казуистику, чтобы как можно меньше реально предоставлять ветеранам столь дорогие метры. Как же они это сделали?
А сделали они это с помощью одного единственного слова. Слово это ─ запомним это центральное слово величайшего всероссийского обмана ─ слово НУЖДАЮЩИЕСЯ.
В законе о ветеранах есть это слово ─ нуждающиеся в улучшении жилищных условий. Казалось бы естественно. Если у ветерана уже есть три квартиры или одна площадью 200 квадратных метров, то он ненуждающийся. А когда он нуждающийся? В самом законе расшифровки этого понятия нет.
И тут начинается самая хитрая часть этого всероссийского мошенничества.
Мы уже знаем, что осуществлять этот замечательный закон поручено органам государственной власти, субъектам Федерации. Так вот, для определения нуждаемости они придумали гениальный финт. Они стали посылать всех ветеранов, чтобы они обратились… в органы местного самоуправления ─ в городские и районные исполкомы, в поссоветы и прочие местные органы власти, не являющиеся органами государственной власти, для определения того, нуждается ли они, ветераны в улучшении своих жилищных условий, нуждается ли он в 36 квадратных метрах, нуждается ли он в получении средств из федерального бюджета в качестве ссуды для приобретения жилья или строительства собственного дома?
Но НИЧЕГО из этого органы местного самоуправления дать не могут. Как они могут решить, нуждается ли ветеран в чем-то, если они этого дать не могут и не имеют полномочий это давать? Это просто не их сфера компетенции.  Органы местного самоуправления имеют дело вообще не с ветеранами, а с малоимущими гражданами, и могут максимум поставить на учет, т.е. на очередь на получения жилья социального найма (не в собственность) из собственных скудных фондов. И это только в том случае, если размер жилого помещения ветерана меньше так называемой учетной нормы. Величину ее орган местного самоуправления устанавливает сам. И эта норма бывает и семь, и пять, и даже меньше квадратных метров. Если мы учтем, что норма предоставления жилого пространства зэкам в российских тюрьмах  составляет 5 квадратных метров, то можно представить, в каких условиях должен проживать ветеран, чтобы попасть на такой учет. Вот эту норму чиновники и объявили нормой нуждаемости. Вы скажете, но и другие бедные российские граждане проживают в таких условиях. Но они ведь по большей части еще молодые, еще у них есть шанс заработать, жениться или иным способом улучшить свои жилищные условия. Но ветеранам ВОВ или приравненным к ним сколько лет? И они имеют перед страной великие заслуги. Именно за эти заслуги их и выделяют и дают им привилегии по отношению к другим гражданам. Но органам местного самоупрапвления на эти особые условия и привилегии образно говоря «начхать». В Жилищном кодексе, по которому они исключительно работают, о ветеранах нет ни слова и потому они на полном законном основании и не обращают на это «ветеранство» ни малейшего внимания.
Но самое главное, что такого определения нуждаемости нет в Законе о ветеранах. Это определение нуждаемости есть только в Жилищном кодексе и в отношении предоставления жилья социального найма. Но большая часть ветеранов вообще не нуждается в жилье социального найма. Она желает иметь его в собственности. А никакой орган самоуправления этого дать не может. И 36 квадратных метров дать не может. Так как может решать какой-то орган о том, что он принципиально сделать не может и полномочий на это не имеет? Но чиновники субъектов РФ посылают решать вопрос о нуждаемости в органы местного самоуправления, хотя по закону они должны делать это сами. Фактически, чиновничество из двух законов ─ закона о ветеранах и Жилищного кодекса сляпали один закон, взяв слово «нуждающийся» использованное в законе о ветеранах из совершенно иного закона ─ Жилищного кодекса. Это аналогично тому, как объединить в один закон ─ закон об убийстве людей и убийстве животных. Ведь там и тут используется одно и то же слово.
А заставлять определять нуждаемость ветеранов по закону о ветеранах в местных органах власти аналогично тому, как предлагать проктологу определять нуждаемость в операции на глазах. Ведь закон о ветеранах и Жилищный кодекс совершенно разные законы, они описывают наделение жильем разных слоев общества (социальных страт), по разным нормам, по разным условиям. И недопустимо их объединять. Это самовольное объединение законов предпринято чиновничество лишь для того, чтобы лишить ветеранов полагающегося им улучшения жилищных условий, и это есть самоуправство.
Да и потом, почему чиновничество выбрало в качестве трактовки слова «нуждающийся» Жилищный кодекс и наделение жильем социального найма? Разве мало иных «нуждающихся в жилье». В жилье нуждаются зэки, студенты, рабочие в простых и семейных общежития, военные срочной службы, военные пенсионеры, генералы в отставке и государственные чиновники при переездах, даже вновь избранный Президент России становится в начальный момент «нуждающимся». У всех этих страт разные способы наделения, разные нормативы наделения, разные условия предоставления. С какой стати чиновничество выбрало нуждаемость в жилье социального найма, которое в большинстве случаев ветеранам вообще не нужно, и они в нем не нуждаются? Вот какую казуистику закрутило чиновничество чтобы обмануть ветеранов, лишить их того, что предоставил им Закон ─ заставляет ветеранов испрашивать о нуждаемости в том, в чем они не нуждаются и потом объявлять, что они не нуждаются. И когда ветерану отказывают в предоставлении жилья из-за того, что он не является «нуждающимся» в своей шестиметровой комнатушке в коммунальной квартире, то поистине кощунственно звучат слова Президента России об обеспечении ветеранов жильем как «дани глубокого уважения к ветеранам войны». По все стране тысячи ветеранов ютятся в своих лачугах благодаря использованию изощренной юридической казуистике чиновниками субъектов Федерации.
Интересен тут еще один момент. Если бы чиновники субъектов Федерации сами установили бы норму учета для ветеранов в 5 или 7 метров, то поднялся бы шторм возмущения со стороны и ветеранской общественности, и всех граждан России, которым небезразлична судьба людей, спасших нашу Родину и все человечество от фашизма в эти трагические годы. Но они переложили это же самое на местные органы власти, которые вообще к закону о ветеранах не имеют никакого отношения. Об этих органах нет упоминания в Законе о ветеранах, нет упоминания о ветеранах в Жилищном кодексе, который определяет полномочия местных.  Поистине иезуитская хитрость, до сих пор сходящая с рук этим чиновникам.
В законе о ветеранах нет понятия учетной нормы. Есть норма предоставления жилья, а учетной нормы, ниже которой ветеран является нуждающимся, нет в законе о ветеранах. И вот чиновничество решило, что этой нормы в законе нет или по ошибке, или законодатели такие тупые, что не знали о существовании такой нормы. И началось самопальное нормотворчество, сочинение нормы учета, используя при этом  Жилищный кодекс.
На самом деле закон о ветеранах полон и замкнут и не нуждается ни в каких дополнениях. В нем нет учетной нормы только потому, что она и не нужна. Отсутствие такой отдельной нормы означает, что она равняется норме предоставления. Если положено ветерану 36 квадратных метров, то после предоставления жилья с такой нормой он переходит в разряд ненуждающихся. А перед тем был нуждающимся. Таким образом, закон о ветеранах говорит, что нуждающимися являются все ветераны, у которых жилье меньше 36 квадратных метров. То есть, учетная норма равна норме предоставления, каковую возможность признает допустимой  даже Жилищный кодекс.
Итак, в настоящее время чиновничество обманывает сотни и тысячи ветеранов, лишая их законных возможностей прожить оставшиеся годы в более или менее нормальных жилищных условиях. До сих пор сотни и тысячи ветеранов ВОВ и приравненных к ним граждан ютятся в условиях обеспечения жильем равным или чуть выше, чем обеспечение жизненным пространством преступников в тюрьмах и лагерях.
Итак, в чем же состоит все хитроумие обмана ветеранов? Суть его в том, что на первом этапе, этапе  обращении ветерана на предмет получения мер социальной поддержки, закон о ветеранах подменяют совсем иным законом – Жилищным кодексом. И только на последующих этапах ─ этапах получения этих мер поддержки ─ уже используют Закон о ветеранах.  Происходит, образно говоря, «кастрирование» Закона о ветеранах. Вроде бы человек тот же самый, только бесплодный. Так и закон. Вроде бы тот же самый, все по «законам», но сам закон о ветеранах превращен в бесплодный закон, не позволяющий, а скорее нарушающий права ветеранов.  Именно хитроумие этого плана и позволяет его «успешно» использовать столь длительно, что ни Президент России, ни ветеранская общественность не смогла до сих пор изобличить этот подлог.  Фактичеки речь идет о том, что в правовой литературе известно как злоупотребления правом.
Это позор России, и действия чиновничества достойны осуждения. Ситуация требует немедленного вмешательство Президента России, Законодателя, Генерального прокурора, Конституционного суда (существуют разные возможности исправления ситуации) особенно в преддверии Великого Юбилея.