January 11th, 2015

My

УКРАДЕННЫЙ ЗАКОН

Можно украсть булку хлеба, можно кошелек с деньгами, можно, наконец, завод или корпорацию. Но украсть закон!? Да еще у ветеранов России… Это что-то новое и, наверное, очень нехорошее. Вот история этого необычного и нехорошего. Но на что следовало бы обратить внимание Президента России и иных органов государственной власти и общественности.

Приближается 70-я годовщина победы в Великой Отечественной войне. Страна чествует своих героев-победителей. Пишутся статьи в честь ветеранов Великой Отечественной войны, создаются памятники, восстанавливаются имена павших героев. И на этом фоне выглядит чудовищным кощунством украденный закон.

В 1995 году был принят Федеральный закон ветеранах" от 12.01.1995 N 5-ФЗ. В этом законе ветеранам Великой Отечественной войны и других войн предоставляются разнообразные льготы и  в качестве важнейшей ─ социальная поддержка по обеспечению их жильем.

Президент РФ в своем Указе № 714 7 мая 2008 г.  «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов» обосновал, что этой льготой, отдается «дань глубокого уважения ветеранам войны».

Этим указов Президент официально признал, что Россия является «данником» ветеранов Великой Отечественной войны, которые защитили страну и ее независимость от фашистского нашествия и, обеспечивая их достойным жильем, по Закону о ветеранах лишь отдает эту дань.

Согласно «Закону о ветеранах» ветераны, нуждающимся в улучшении своих жилищных условий, могут получить по собственному выбору жилье различными способами: в собственность через приобретение на субсидии, выделенные из Федерального бюджета, получить средства для строительства собственного жилья или, при нежелании использовать эти варианты, получить жилье на условиях социального найма. Причем установлена единые общефедеральные нормы представления жилья в зависимости от категорий льгот. Например, для участников военных действий, для лиц, награжденных знаком «Жителю блокадного Ленинграда» и ряда других льготных категорий установлена норма представления жилья в размере 36 квадратных метров.

При этом установлено, что имущественное положение ветерана при получении жилья не играет роли. Естественно, что всю работу по учету ветеранов, оценке их нуждаемости осуществлять федеральными органами власти было бы затруднительно. Поэтому Закон возложил реализацию закона на субъекты Федерации как органы государственной власти.

Казалось бы, закон однозначен и направлен на реальное улучшение жилищных условия. Но тот, кто так думает, «плохо» думает о российских чиновниках. И если кто-то полагает, что чиновники субъектов Федераций тут же принялись выявлять всех нуждающихся в жилье ветеранов с целью их обеспечения достойным жильем, просто не понимает всех возможностей извращения закона, выхолащивания его. Было предпринято все, чтобы не дать ветеранах жилья, фактически, у ветеранов украли закон.

Сделано все было с иезуитской хитростью. Для этого достаточно было обыграть одно единственное слово в Законе о ветеранах. Это слово «нуждающиеся». Расшифровки понятия «нуждаемость» в законе о ветеранах нет. Этим и воспользовалось чиновничество, чтобы предложить свое определение «нуждаемости» и свой способ установления этой «нуждаемости».

Ясно, что слово «нуждаемость» не универсально, а нуждаемость всегда в чем-то конкретном. И определение нуждаемости может быть возложена только на того, кто может эту нуждаемость удовлетворить. Например, не спрашивают о нуждаемости в глазной операции у проктолога. Или о нуждаемости в вилле на Багамских островах у поселковой или сельской администрации.

И вот чиновничество субъектов Федерации, с подачи какого-то ушлого, но безнравственного юриспрудента, решило возложить обязанность устанавливать «нуждаемость» на местные органы власти. Хотя этого нет в законе о ветеранах.

Ведь местное самоуправление — система организации и деятельности граждан, обеспечивающая самостоятельное решение населением вопросов местного значения. Но вопрос о ветеранах относится к области федерального регулирования, это федеральная льгота, и только в части, не проясненной в законе, уточнение его возлагается на иные органы государственной власти  (каковыми органы местного самоуправления не являются) ─ на субъекты Федерации. И предложение использовать при решении вопроса о предоставлении ветеранам жилья вместо федеральных норм и норм субъектов Федерации права и нормы местного самоуправления есть просто нонсенс. Максимум, что допускает закон о ветеранах ─ это возложить на местные органы власти помощь в чисто технических вопросах. Это прямо указано в пп.7 ст.23.1 Закона о ветеранах: «Органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе наделять законами субъектов Российской Федерации органы местного самоуправления полномочиями, указанными в пункте 1 настоящей статьи». Использование собственных норм и местных полномочий не допускается. И это более чем понятно. Ведь затраты на обеспечение жильем идут из федерального бюджета и предоставить право распоряжаться федеральным бюджетом основе собственных, самодельных норм и полномочий десятков тысяч органов местного самоуправления по всей стране ─ этого никакой Минфин не может допустить. Да и это противоречит Ст.31 «Принцип самостоятельности бюджетов» Бюджетного кодекса РФ.

Итак, определять нуждаемость в чем-то имеет право только инстанция, имеющая возможность это удовлетворить. И что же может предложить ветерану местная администрация? Только жилье в социальный наем по местной норме представления, которая устанавливается этой администрацией самостоятельно и может быть и 20, и 10 и 7 квадратных метров. Фактически, максимум наемную комнату в коммуналке (отдельных квартир на 10 квадратных метров не строят) из собственного жилищного фонда (если у нее оно есть). Причем в условиях жилищного закабаления, так как местный орган может дать жилье только в собственной местности..

Нужно такое благодеяние ветерану? Конечно, нет. Он является ненуждающимся в услугах местных органов власти.

Очевидно, что ветеран рассчитывает приобрести на федеральную ссуду квартиру площадью 36 квадратных метров и не в аренду, а в собственность, или построить самому дом и вовсе не обязательно в том же самом поселке или деревне, а, по крайней мере, в таком месте субъекта Федерации, в которой он сможет получить необходимое медицинское обслуживание. Он нуждается именно в таком обеспечении жильем, которое ему гарантирует закон о ветеранах. А в таком «подарке» от местного органа власти не нуждается.

И тут вступает в ход удивительная чиновничья логика:

─ если ты не нуждаешься в комнате 10 метров, то не нуждаешься и в жилье площадью 36 квадратных метров;

─ если ты не нуждаешься в наемном жилье в коммунальной квартире, то не нуждаешься и в собственном индивидуальном жилище;

─ если ты не нуждаешься в жилье в данном поселке, деревне или городском районе, то ты не нуждаешься и в жилье в любом месте субъекта Федерации.

Итог: тебе, ветеран Великой Отечественной войны, жилье по Закону о ветеранах не положено, потому что ты, ветеран, являешься ненуждающимся.

Так обманывают ветеранов и уже обманули сотни, если не больше ветеранов по всей стране, которые надеялись получить, наконец, достойное жилье, в котором они могли бы встретить закат своей жизни, но вынуждены до сих пор ютиться в своих коммуналках с площадью, порой лишь чуть превышающей площадь, установленную для проживания заключенным тюрем и лагерей (5 квадратных метров). Они оказались пораженными в правах, которые предоставил им Закон и Президент России.

Но этого мало. Чиновничье  «законотворчество» придумало еще один хитроумный ход, который оно подает как нечто вытекающее из закона. Мало того, что ветеран не нуждается в услугах местного самоуправления, так чиновники изобрели еще одну фишку: они навязывают всем ветеранам странное требование встать на учет в местном органе самоуправления как «нуждающихся». Местные органы власти должно установить, а не нуждается ли ветераны в их жилье (в виде съемной комнаты в коммуналке) по их самоустановленным нормам. А условиям такой «нуждаемости» есть регистрация ветеранов на площади существенно меньшей площади представления, которая также устанавливается органом самоуправления самостоятельно и может быть и 10, и пять, да сколь угодно малой, ибо никакого контроля со стороны каких-либо органов Жилищный кодекс не допускает. Эта, так называемая, учетная норма. Зачастую это уже не норма нуждаемости, а норма острой нуждаемости, норма физического выживания. И для того, чтобы местное самоуправление дала заветную (с точки зрения чиновничества субъекта Федерации) отмашку «ненуждающийся», ветеран должен иметь нередко ничтожную жилплощадь, которая должна быть хотя бы на квадратный вершок больше учетной нормы. И вот только если площадь проживания ветерана или его регистрации (потому что для проживания она часто просто непригодна) меньше этой «нормы», то только тогда этот местный орган власти скажет ненавистное администрации субъекта Федерации слово «нуждающийся». И только тогда администрация субъекта Федерации ветерана поставит в очередь на ту или иную форму социальной поддержки.

Весь этот хитроумный механизм обмана и поражения в правах ветеранов не имеет никакого обоснования в законе о ветеранах. Из одного-единственного слова, которое есть в этом законе, слова «нуждающийся», чиновничество соорудило какую-то фантасмогорическую феерию пародии на закон.

Ведь никакого отношения местные органы самоуправления к обеспечению жильем ветеранов  не имеют. Максимум, что может поручить им субъект Федерации ─ это предоставить им свои права и свои законы для оказания технической в работе по реализации Федерального закона о ветеранах. Но ни о каком использовании собственных норм и прав местными органами власти речи не может даже идти. Это противоречило бы даже бюджетному кодексу, ведь это означало бы допуск местных органов власти к распоряжению федеральным бюджетом по каким-то собственным автономным от государства нормам. Ведь местные органы власти не являются органами государственной власти.

Ясно, что для решения вопроса о принятии ветеранов на учет в качестве нуждающихся в социальной поддержке по закону о ветеранах субъектами Федерации должны быть приняты специальные законы, которые дополнили бы неразъясненные положения Федерального закона. И о необходимости принятия субъектами Федерации такого специального закона прямо говорится в Законе о ветеранах в статье 23.2 п.11.1: «Определение порядка предоставления жилых помещений …устанавливается законодательством субъектов Российской Федерации». Ни о каких органах местного самоуправления речи нет.

При этом порядок и нормативная база устанавливается единой для всего субъекта Федерации и с использование общего правового принципа соразмерности. Такая соразмерность естественным образом наблюдается в нормативах местных органов власти. Учетная норма составляет примерно 70% от нормы представления. Но, естественно не 10%, каковая «соразмерность» существует порой «де-факто» в условиях законодательного мошенничества администраций субъектов Федерации. Поэтому при норме предоставления жилья ветеранам 36 квадратных метров учетная норма могла бы быть 25…30 квадратных метров. Но уж никак не 7 или того меньше.
Но во многих субъектах Федерации такие законы вообще не приняты, а там же, где законодатели субъектов Федерации приняли их, там о единых нормах учета нуждаемости не говорится. И понятно почему. Ибо они под вязь законодательной словес протаскивались учетные нормы местного самоуправления,  которые зиждятся на Жилищном кодексе РФ.

Это есть самопальное «законотворчество» субъектов Федерации, ибо этого нет в законе о ветеранах. А то, что есть и что должно быть отражено в законах субъектов Федерации, этого и нет.

Фактически, администрации субъектов Федерации придумали хитроумнейший способ, якобы, основанного на законах поражения в правах ветеранов. Они скрестили «ужа и ежа», закон о ветеранах и Жилищный кодекс РФ. При решении вопроса о праве ветеранов на получения жилья, они отсылают их к Жилищному кодексу, конкретно к Разделу III, который носит название «Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма», на основе которого действуют органы муниципальной власти.
И только если ветеран проходит через фильтр Жилищного кодекса, тогда на него распространяют действие закона о ветеранах.

Можно указать буквально десятки условий и признаков, почему ветераны, как субъекты  закона о ветеранах, не подходят под действие Жилищного кодекса. Только некоторые из них:

1.   Представление жилья без учета имущественного положения.

2. Представление социальной поддержки не на семью, а единолично, на ветерана.

3. Представление социальной поддержки однократно. Жилье социального найма может быть получено неоднократно.

4. Возможность улучшения жилья и через социальный найм, и через приобретение жилья, и путем строительства.

5. Получение средств на жилье из федерального бюджета, а не жилья из жилищного фонда муниципального образования.

6. Единая для всей страны норма представления, установленная Федеральным законом в зависимости от категорий учета.

7. Поддержка распространяется на ветеранов, а не на малообеспеченных (бедных) граждан.

8. Норма учета, если она установлена законом субъекта Федерации, едина для субъекта Федерации. В случае неустановления этой нормы законодательно, эта норма автоматически становится равной норме предоставления.

9. Включение вопроса обеспечения жильем в Федеральный закон. Подтверждение порядка предоставления жилищной поддержки Указом Президента РФ.

10. Отсутствие территориальной привязки места приобретения жилья или его строительства, по крайней мере, внутри субъекта Федерации.

Итак, ветераны в вопросе обеспечения жильем не являются субъектами Жилищного кодекса. Даже попытка использовать ст.49 п.3 Жилищного кодекса о возможности представления жилья иным категориям граждан и иных условий представления указами Президента или законами  не спасает этого фундаментального несоответствия Жилищного кодекса и закона о ветеранах, ибо эта статья входит в раздел III, касающийся исключительно жилья социального найма, что подчеркивается и в самой указанной статье. Но по закону о ветеранах им может быть предоставлено жилье и в собственность, и выделены средства на строительство. Любые попытки хоть как-то связать эти два правовых акта есть попытки с негодными средствами.

Но это же главный правовой принцип: любой человек подпадает под действие той нормы права, субъектом которого он является. Например, взяточник не является субъектом закона об убийстве и потому принимать к нему какие бы то ни было меры, исходя из норм закона об убийстве, недопустимо.

Таким образом, указанная выше двухстадийность рассмотрения вопроса обеспечения жильем ветеранов с использованием Жилищного кодекса незаконна, так как ветераны не обладают в этом вопросе субъектностью  Жилищного кодекса.

Но для чего же потребовалась такая хитроумная схема наделения жильем ветеранов? Этим самым субъекты Федерации отводят от себя обвинения в поражении в правах ветеранов, перенося эти обвинения на местные органы самоуправления. Действительно, представим, что субъект Федерации принял закон о норме учета ветеранов в 5 или 7 квадратных метров для получения жилья в 36 квадратных метров. Можно представить, какая бы буря возмущения поднялась бы в ветеранском сообществе, в правовом сообществе. Но возложив вопрос учетной нормы на местные органы самоуправления при нормах учета для малоимущих граждан при получении жилья в социальный найм, они фактически вывели себя из-под критики и смогли осуществить поражение в правах ветеранов руками органов местного самоуправления. Причем особая, не постесняемся сказать, подлость этого решения в том, что органы самоуправления используются «в темную». Администрации субъектов Федерации предлагают всем обращающимся к ним ветеранам подать заявление в местные органы власти о постановке на учет как «нуждающихся». Не указывая, на какие именно «нужды» они подают заявления о нуждаемости. Но органы самоуправления работают по Жилищному кодексу, в котором никаких ветеранов и их особых прав нет. И потому они честно отвечают, что ветеран является по их нормам, например, если у ветерана площадь жилья 6 квадратных метров в коммуналке при норме учета в этом территориальном образовании 5 квадратных метров, ненуждающимся, что и является основанием для якобы законного решения администрации субъекта Федерации об отказе ветерану в предоставлении жилья по нормам закона о ветеранах.

Что еще более запутывает ветеранов в этой сети лживого законотворчества, ему тут же предлагается обжаловать в суде на это решение. И сбитые с толку ветераны, верящие, что официальные органы не  могут их обманывать, покорно пишут в суды жалобы, что муниципальный орган не признает их нуждающимися. А суд, естественно, подтверждает полную законность решения местного органа власти .

На самом деле направление ветерана в местные органы власти есть направление его по ложному пути. У ветерана войны нет никакого отношения к  местной администрации, нет у него к ней и вопросов. По закону о ветеранах у него есть только вопрос непосредственно к администрации субъекта Федерации. Именно она и только она обязана по закону о ветеранах и поручениям этого закона решать проблему обеспечением жильем ветеранов. И она должна вопрос о норме учета решать на базе закона субъекта Федерации единого для всех ее городов, поселков и сел, который этот субъект Федерации должен принять в соответствии с законом о ветеранах (пп.11.1 ст.23.2 Закона о ветеранах). Если же такого специального закона о наделении жильем ветеранов субъект Федерации не принял, то, согласно общим принципам Жилищного кодекса, при отсутствии особой учетной нормы она равна норме представления. Таким образом, если не принял субъект Федерации свою норму учета для ветеранов, то он должен принимать на учет ветеранов с величиной жилищной площади меньшей нормы представления, т.е. меньше в нашем случае 36 квадратных метров. А не 5 или 7 квадратных метров, как это с помощью фальсификации законодательства заявляют  администраторы субъектов Федерации.

Таким образом, у ветеранов Великой Отечественной войны и у других ветеранов чиновничество фактически украло закон.

Говоря кратко, суть извращения закона состоит в следующем: каждый закон имеет собственную субъектность. И различие закона о ветеранах и Жилищного кодекса порождает и различные субъектности этих правовых актов. И перенесение положений даже с совпадающими словарными названиями с одной субъектности на другую является неправомочным. Так есть субъектности преступлений и правонарушений. И для каждой субъектности имеет место понятие «наказания». Но перенесение норм наказаний с преступников на правонарушителей и обратно незаконно. Точно также перенесение понятия «нуждаемости» с субъектности  Жилищного кодекса на субъектность закона о ветеранах недопустимо.

Вот как чиновники отдают «дань» ветеранам войны. Реальный пример. Ветеран войны, не имеющий собственного жилья, но зарегистрированный в одном малом городском поселении на площади в 8 квадратных метров в коммунальной квартире, где проживает еще две семьи, одна с двумя малыми детьми, а во второй жилец стоит на учете в психоневрологическом диспансере, признан администрацией области ненуждающимся в улучшении жилищных условий и потому не имеющим права на получение дотации из федерального бюджета на приобретение квартиры площадью 36 квадратных метров.

Фактически, чиновничество украло у ветеранов «Закон о ветеранах» в части улучшения их жилищного положения. Украли не только у ветеранов, но украли у Законодателя и Президента России, извратив и дополнив его фальшивым «законотворчеством».

Я обращаюсь к Президенту России, к Генеральному Прокурору РФ, к Комитету по делам ветеранов Государственной Думы РФ, Комитет Совета Федерации по социальной политикечтобы все эти инстанции обратили внимание на  порочную практику администраций субъектов Федерации РФ самочинного законоуправства и искажения законов, цель каковых есть поражение в правах ветеранов на улучшение жилищных условий по Федеральному закону № 5-ФЗ «О ветеранах» и Президентскому Указу № 714.

В.Юровицкий