?

Log in

No account? Create an account
My

Журнал Владимира Юровицкого

Финансы, компьютеринг, законы и политика

А кто тут гений
My
vladyur







А кто тут гений?

Юровицкий – гений. На чем это утверждение основывается?

Как минимум на четырех выдающихся ученых разных стран и эпох, которые, по общему признанию, отнесены в разряд основоположников и гениальных ученых. Это Георг Кантор (математик), Исаак Ньютон (математик и механик), Людвиг Больцман (теплотехника и статистическая физика), Альберт Эйнштейн (гравитация и космология). Так вот, этот Юровицкий утверждает, что все эти ученые создали в свое время неверные теории, которые имеют довлеющее применение в настоящее время, чем задержали развитие наук (и технологий) на десятилетия и столетия.

Ньютон

Начнем с самого знаменитого и самого старшего из этой всемирной когорты заблудших и заблуждающих. Конечно, это почтенный сэр Исаак Ньютон.

Им создан ствол величественного дерева теоретической механики. Кое-что в этом дереве было верно для своего времени. Но сейчас этот ствол порядочно загнил и буквально гнобит современную механику. Рассмотрим основные понятия этого ствола:

А) Силы. Во времена Ньютона понятие силы было достаточно наглядным. Были наглядно видны усилия, с которыми лошади тянут нагруженную повозку, лучник натягивает свой лук, дамы давят на своими ножками на землю на пикнике и т.п.  Но теперь это понятие все больше исчезает из применения. Мы не знаем и нам это неинтересно, с какой силой ядро атома притягивает электрон, с какой силой, если она есть, Земля притягивает космонавта в космическом полете,  Солнце – Землю, какие силы действуют на звезды в галактике и на галактики в скоплениях галактик и пр., и пр. И мы зачастую даже не знаем, как их измерить, например, реактивную силу в активном космическом полете. Таким образом, использование силы в качестве фундаментальной механической характеристики не отвечает потребностям нынешнего дня. В настоящее время на первый план все больше выходит понятие состояния механического объекта. Один из видов состояния есть состояние невесомости. Фактически, это аналог так называемого свободного состояния. А протогонист состояния невесомости есть «весомое» состояние. Невесомость есть весомое состояние с нулевым значением весомости. В отличие от движения в свободном состоянии движение в невесомом состоянии называется вынужденным. Оно происходит под действием сил. В свою очередь по третьему закону Ньютона весомый объект действует на источник силы с силой противодействия, каковую вполне справедливо можно назвать силой веса, которая равна вынуждающей силе, но направлена противоположно ее действию. И весомость в языке Ньютона будет удельным весом (вес на единицу массы). Но с точки зрения современной механики удобнее использовать именно весомость в качестве фундаментальной механической характеристики. Это особенно важно в космонавтике, где значительное количество движений происходит в невесомости. А при наличии весомости для ее измерения существует простейший прибор, который в механике Ньютона носит название «акселерометр», более чем странно, так как никакие «собственные» кинематические характеристики (на самом движущемся теле) измерить невозможно, ибо они зависят в первую очередь от наблюдателя, каковой никак не зависит от движущегося тела. Весомость есть уже объективная характеристика состояния механического объекта. Виду важности этой характеристики предлагается создание нового раздела механики под названием «весомика»  которая найдет важное применение в космонавтике, авиации, мореплавании, в медицине, в теории машин и механизмов, наконец, даже в сфере развлечений, так как многие парковые аттракционы основаны на использовании разнообразных весомых состояний. Отметим, что силы из механики не исчезают. Они только теряют статус фундаментальных понятий. Становятся производными понятиями.

Б) Инерциальные системы отсчета. Конечно, таковые существуют. Но упор на них в ньютоновской механике ограничивает средства и возможности механики. Общей теории систем отсчета до сих пор не создано. А используемые порой неинерциальные системы относятся к разряду простейших.

B) Преувеличена роль центра масс. При выводе используется перенос всех сил в единую точку центра масс. Но не всегда и не для любых сил допустим перенос. Да и доказательство ошибочности закона центра масс достаточно тривиально. Рассмотрим два заряженных механических объекта  фиксированных масс. Будем менять их заряды. Ясно, что начальный центр масс будет неизменен, но движения будут меняться. Вплоть до множества неинерциальных систем отсчета, никак не свяанных с центром масс, при нулевых зарядах одного или обоих тел.

Г) Но главная ошибка Ньютона состоит в выдуманным им законе всемирного тяготения. Отметим, что есть движение свободное (несиловое, невесомое) и вынужденное (под действием сил). Есть известное тысячу лет свободное падение (движение), например, камня, человека из окна, снаряда или пули и т.п. И вот Ньютон сочиняет нечто небывалое – свободное вынужденное движение, так как все эти движения по Ньютону происходят под действием силы, т.е. являются свободно-вынужденными.

Итак, либо свободных движений в гравитационном поле не существует а все движения вынужденные, либо не существует гравитационных сил, а все движения свободные. Третьего не дано. Но если еще ранее можно было гадать, то в век космонавтики вопрос разрешен однозначно. Движения космонавта на орбите происходят в невесомом состоянии, т.е. никакие силы на него не действуют. Никакие силы не действуют от Земли и на Луну, и от Солнца на Землю и любые иные небесные тела, на звезды в галактике, на галактики и т.п. Значит, закон всемирного тяготения есть научный фейк. А гравитация есть всего лишь изменение кинематики свободного движения по сравнению с негравитационным пространством. Итак, вот смысл гравитации. Он в двух словах «свободное падение (движение)». В задаче двух тел концепция Ньютона более или менее работает, хотя и противоречит здравому смыслу и всему опыту человечества. Но уже задача трех и более тел в этой концепции просто не имеет решения. Прежде всего потому, что в рамках силового подхода имеет место выделенная роль центра масс. Но если нет сил, то центр масс не играет роли. Примеры; задача Луны до сих пор не имеет решения. За решения принимаются статистические решения с десятками тысяч членов. Невозможно даже написать уравнение движения многих тел, так как по Ньютону их надо написать в системе центра масс, который не имеет никакой выделенности ввиду отсутствия сил. Наконец, катастрофическая ситуация с движением звезд в системе многих тел галактики. Перенос движения двух тел на галактическую конфигурации привел к феерическому несогласию с опытом, что привело к сочинению глобальной трансформации мироздания в виде существования невидимых масс, темных энергий и прочего паноптикума невидимого, неслышимого, несуществующего, что переполнило современную науку.

Как мы видим, всю механику надо освобождать от Ньютона. На ней можно решать высосанные из пальца задачки из задачника Мещерского. Но покорять и осваивать большой космос на его наследии невозможно.

Георг Кантор

Существует два главных класса чисел. Это числа целые и нецелые. Целые числа используются преимущественно в счете и учете. Никаких принципиальных проблем в это сфере нет. Использование компьютерных целых чисел в современном делопроизводстве привело буквально к революции в системах учета и отчетности.

Второй класс чисел есть числа нецелые. Нецелые числа используются преимущественно при обработке измерительной информации. И вот тут проблемы возникают. Дело в том, что измерительная информация неоднозначна. Один и тот же измерительный объект, измеренный разными приборами, может иметь различное числовое представление. Более того, измерительная информация обладает особой метрологической информацией, которая очень важны для практического использования. Поэтому проблема нецелых чисел, отображающих измерительную информацию, оказывается достаточно непростой и претерпевала в истории человеческой цивилизации изменения.

В докомпьютерную эпоху нецелые числа разделялись на два типа. Так называемые вещественные числа, теория которых была разработана математиком Георгом Кантором, которые обладали бесконечным числом разрядов и использовались больше в теории, и приближенные числа, которые использовались для практических расчетов преимущественно измерительных данных. При этом для операций с приближенными числами использовались специальные правила – «Правила приближенных вычислений», см. в школьных таблицах Брадиса – отличные от правил действий с вещественными числами. При расчетах характеристики используемых приближенных чисел старались выбирать в соответствии с метрологическими характеристиками данных. Вряд ли кому приходила мысль использовать семизначные числа для расчетов, к примеру, урожая картофеля. А для расчетов гравиметрических данных или при расчетах в космонавтике (в первый докомпьютерный период) использовались расчеты с использованием высокозначных, например, семизначных таблиц.

При переходе к компьютерным расчетам измерительных данных понятие приближенных чисел было отброшено. Фактически, в качестве расчетных чисел стали использоваться вещественные числа. Но эти числа не имели характеристик точности или погрешности. И здесь возникает противоречие с характером обрабатываемых данных, для которых понятия точности играли существенную роль. И в компьютерной практике возникла максима «точность не бывает излишней». Всю обработку реальных данных в современном компьютеринге осуществляют с форматах данных, существенно превосходящих по значимости или по точности реальные данные. Это аналогично попыткам улучшить качество приема сигналов радиоприемникам с помощью установки маесимально возможного усиления, что только увеливает шум, а не сигнал. И никакое повышение разрядности чисел с плавающей запятой не может гарантировать отсутствие грубых арифметических ошибок при операциях с ними. И вероятность таких ошибок нарастает геометрически по мере увеличения быстродействия и усложнения задач.

Но еще важнее другое. Потребитель расчетных данных в канторовском формате есть, как правило, система управления. Но какую необходимо иметь точность приборов управления и их чувствительность – этой информации в выходных данных нет. И тут мы видим принципиальное отличие от докомпьютерной эры. В то время все сигналы имели аналоговый формат, и существовала особая наука, описывающая систему измерения, обработки и управления. Эта наука называлась кибернетикой. Но при переходе на цифру эта наука оказалась не удел. Нужна новая наука цифрового АСУ.

И самое интересное, что первый шаг в этом направлении уже сделан. Современная цифровая метрология описывает каждое измерения двумя целыми бинарными числами – значением (мантиссой) и бинарным масштабным показателем. Из этих двух показателей легко определяется погрешность измерения и его точность. Погрешность определяется из масштабного множителя, точность из значимости мантиссы. Но что делает современная компьютерная техника с этой ценнейшей информацией. Она превращает измерительный формат в число с плавающей запятой, попросту уничтожая эту метрологическую информацию. Представляя самим пользователям решать (гадать) проблему точности или значимости полученных результатов.

Итак, мы видим, что в области бинарного АСУ сделан шаг назад перед разработками докомпьютерной технологии. И именно этим можно объяснить учащение аварийности в промышленности и на транспорте, особенно в авпации. И та задача, которая встает перед системами автоматического (безлюдного) управления процессами не можетт быть решена без создания новой теории безлюдного цифрового АСУ.

И здесь возникает главная и важнейшая задача цивилизационного масштаба. Известно утверждение великого философа и политэконома Карла Маркса, что «человека создал труд». Мы можем  добавить, что «цивилизацию создали числа».

На заре человечества именно целые числа способствовали превращению стаи приматов в человеческое племя. Этим самым человечество вошло в первую числовую эпоху целых чисел, представляемых различными предметами – пальцами, бусинками, палочками и т.д. Числовые исчисления совершались действиями над этими предметами. Это эпоха племенной структуры, орудия производства либо органы человека, либо природные предметы, подвергшиеся определенной обработке.

Нецелые числа в виде совокупности двух или трех целых целых (дробные числа)  характеризуют новый цивилизационный этап в развитии человечества, характеризующийся уже государственными образованиями, земледелием, скотоводством, мореплаванием, войнами с применение изощренного оружия. Это уже создает науку и прежде всего науку работы с числами – математику. Этот цивилизационный этап подразделяется на два подэтапа. В первом подэтапе наибольшую экономическую ценность представляют люди, которые создают ценности – рабовладельческие формации. На втором подэтапе наибольшую ценность стала представлять земля как ограниченный источник приложения человеческой деятельности – эпоха  феодализма.

Третий числовой этап создали десятичные однокомпонентные числа с разделительной точкой (арабская или индийская нотация). Важность такого представления нецелых чисел состояла в большей простоте работы с такими числами. Третий числовой этап есть этап расцвета математики. Основные математические понятия – дифференциальное и интегральное исчисления, алгебра, уравнения различных видов – все это нашло свое воплощение в этот период математики. В этот период начинается  индустриальное развитие – эпоха пара и электричества, эпоха всемирных коммуникаций на основе железных дорог. Складываются колониальные империи, поделившие большую часть мира. Это мир рыночной экономики и капитализма. К концу этого этапа в мир вошли идеи социализма и коммунизма, равенства всех людей и народов, воплотившиеся в СССР. Возможно, преждевременно. Эта эпоха отметилась двумя разрушительными и истребительными мировыми войнами.

Наконец, четвертая числовая эпоха есть эпоха бинарных чисел и компьютерных вычислений. В эту эпоху вычислительные мощности человечества возросли на порядки. Мир вступает эпоху тотальной цифровизации.

Однако, основные достижения наступающей эпохи связаны пока с целочисленной компьютерной информацией, которая используется для целей счета и учета. Но нецелочисленная информация, которая управляет процессами, возросла по скорости обработки, но качество этой обработки даже уменьшилось. И это может грозить различными нежелательными последствиями вплоть до самых крупных катастроф мирового масштаба. Перед цивилизацией стоит задача завершения цифровой революции, и прежде всего от использования канторовских чисел при исчислении нецелых чисел перейти к исчислению принципиально новых бинарных чисел-интервалов (метрологических чисел), которые уже предлагает цифровая метрология и основы теории которой разработаны автором [см. приложение].

Сделан и второй этап – этап математической обработки данных цифровой метрологии. Это принципиально новые числа, бинарные числа-интервалы, метрологические числа. Именно эти принципиально новые числа выводят математику и самое человеческую цивилизацию на новый уровень развития, на уровень безлюдного управления процессами. Можно даже предсказать, что этот новый числовой этап, завершающий переход целых и нецелых чисел на компьютерный формат, станет решающим этапом в развитии человеческой цивилизации, этапом реализации идей великого российского ученого и футуролога Константина Эдуардовича Циолкоского об освоении человечеством не просто околоземного пространства, а всей Солнечной системы. А в социальной сфере близким к тому, что выражалось понятием коммунизм. Фактически, вся предшествующая история человеческой цивилизации окажется всего лишь предысторией, блестящей, но порой и трагической. А истинная история начинается именно с пятой числовой эпохи.

Людвиг Больцман

Людвиг Больцман, 1844—1906, австрийский физик-теоретик, основатель статистической механики и молекулярно-кинетической теории.  В большом ряду своих работ он буквально плюнул в гравитационную термодинамику своей дурацкой докторской диссертацией о распределении давления в термодинамически равновесной атмосфере, приняв в ней изотермическое распределение по высоте. Его руководитель И. Лошмидт сразу указал ему на нелепость такого распределения, неужели он никогда не был в горах и не знает, что с высотой температура падает. Но Больцман был упрям и защитил эту диссертацию и с тех пор более 130 лет в физике принято считать равновесное распределение в атмосфере и вообще в в любой однородной средп е гравитационном поле изотермическим. Настолько велик до сих пор его авторитет, что нагляднейшие свидетельства в атмосфере, в океане, в звездах, где всегда имеется неизотермическое распределение по высоте, тот факт, что в метеорологии давно принято нормальным распределением  температуры в земной атмосфере с уменьшением на 10 градусов Цельсия на километр по высоте так и не смогли преодолеть этот полный бред. Этот принцип изотермизма в гравитационном поле фактически ликвидировал саму возможность создания научной гравитационной термодинамики, которая является основой широчайшего мира явлений, таких как структура звезд, структура планет, атмосферы и океана, многочисленных использований в технике тепловых процессов в гравитационном поле и пр. Вред, причиненный этой незначительной для Больцмана работой, просто неисчислим.

И это один из самых чудовищных примеров веры в авторитеты в физике. Ведь вопрос тривиален. Согласно классической термодинамике тепловой поток в однородной неподвижной среде подчиняется закону dQ=Tds. При постоянстве энтропии система имеем тепловое равновесие. Таким образом, изоэнтропийное состояние есть термодинамически равновесное. Это давно известно в газодинамике горизонтальных течений (а предварительно также пытались использовать изотермизм), что и обеспечило выдающуюся «производительность» газотермодинамики. Но только в горизонтальных течениях. Как только переходим  к вертикальным течениям, например, к простейшей дымовой трубе, так газодинамика оказывается бессильной, так как она входит в жесткое противоречие с «великим» открытием «великого» Больцмана – изотермическим распределением в гравитационном поле.

На самом деле термодинамически равновесное распределение в атмосфере изоэнтропийное, как это «нелегально» всегда используют метеорологи. Но неверное теоретическое распределение делает невозможным создание теоретической метеогазодинамики, и метеорология до сих пор во многом эмпирическая наука. Чего стоит только само название важнейшего метеорологического погодного явления «антициклон». У циклона – вращения газа вокруг вертикальной оси – нет и не может быть никакого «анти». А с точки зрения метеогазодинамики «антициклон» есть вихрь Гельмгольца с замкнутой вихревой линией на некоторой высоте над поверхность, причем в центре вихревой линии происходит нисходящее движение воздуха. А при восходящем движении в центре имеем уже тайфун.

В однородной среде в гравитационном поле возможны три вида теплового распределения: нормальное с уменьшением температуры по высоте, обратное с увеличением температуры по высоте и аномальное с постоянством температуры по высоте. Характер распределения зависит от коэффициента  температурного расширения. При положительном имеем нормальное распределение, при отрицательном – обратное, при нулевом – аномальное. Имеем аномальное распределение воды в водоемах, например, в океане. Океаническое ядро  имеет температуру 4 градуса по Цельсию с нулевым коэффициентом температурного расширения и является термодинамическим изолятором. Через него не проходит тепло из земных недр к поверхности и вниз от солнечного тепла. Именно это океаническое ядро способствует сохранению океанов и вообще жизни на Земле, ибо без этого ядра океаны за миллиарды лет просто испарились бы под действием внутреннего земного тепла и внешнего, солнечного. Тепло земных недр на нижней границе океана преобразуется а механическую энергию океанических течений, охватывающих океаническое ядро и выходящие на поверхность океана в виде течения Гольфстрим и иных.

В земной атмосфере имеем все три типа распределения. В тропосфере имеем нормальное распределение с уменьшением температуры с высотой. В стратосфере имеем аномальное распределение, связанное с изменением состава. Озоновый слой создается из кислорода, при этом более тяжелый озон опускается вниз, а более легкий кислород поднимается вверх, унося кинетическую энергию. И на границе тропосферы и стратосферы и стратосферы и ионосферы имеем струйные течения аналогичные океаническим течениям. Образуется стратосферные динамо, которые раскручивается и в конце концов прорываются в тропосферу или ионосферу с образованием магнитных бурь. Наконец, в ионосфере происходит диссоциация молекул, и легкие электроны поднимаются вверх, унося кинетическую энергию. Здесь работает общий закон, который можно назвать «законом русской бани». Поддавая пар, мы вводим более легкие молекулы воды, по сравнению с молекулами воздуха (кислород и азот), которые поднимается вверх, унося тепло и создавая повышенную температуру вверху и пониженную внизу.

Гравитационная термодинамика есть основа астрофизики. Неправильный больцмановский закон распределения тепла в гравитационном поле фактически сделал невозможным описания внутреннего строения звезд. Какую можно создать астрофизику, если в соответствии с больцмановской теорией температура звезды максимальна в центре.  Это же какую феноменальную температуру надо в малом центре звезды иметь, чтобы согреть ее внутри до миллиардов градусов и еще испускать энергии за ее пределы?

Нынешняя теория звезд основана на их поверхностном излучении. Но как можно исследовать структуры миллионнокилометрового размера по излучения из тонкого поверхностного слоя?

Только отказ от больцмановской чепухи позволяет создать теорию внутреннего строения звезд, которая способна описать все наблюдаемые факты.

Внешняя оболочка звезд состоит из водорода, который имеет нормальное температурное распределение. По мере углубления внутрь звезды температура и давление нарастают и на некоторой глубине наступает порог термоядерного синтеза. Эта область и есть главный энергетический реактор звезды. В результате образуется более тяжелый гелий, который опускается вниз, отдавая тепло более легкому водороду на основе принципа русской бани. Гелий, попадая вглубь с более высоким давлением, но пониженной температуры вступает в новые реакции синтеза, в результате чего образуются более тяжелые элементы и «реактор русской бани» нуклеосинтеза запускается ниже области термоядерного синтеза. И по мере продвижения вглубь  одновременно растет давление, падает температура, увеличивается элементарная масса звездного вещества. При дальнейшем  продвижении вглубь можно предложить несколько вариантов.

1-й вариант – нуклеосинтез идет до неустойчивых для ядерного распада частиц. В результате возможно накопление этих частиц до критического уровня. И здесь возможны внутренние ядерные взрывы, который увеличивают размер звезды, она «распухает», а затем вновь сжимается до начального состояния. Это новые звезды. Но может быть ядерный взрыв такой силы, что звезда взрывается, оболочка вылетает, глубинное нутро звезды раскрывается наружи. Это будут сверхновые звезды, которые позволяют увидеть на короткое время самое нутро звезд. При этом звезда гибнет и остается звездочка небольшого размера возможно высочайшей плотности – нейтронные звезды или звездные карлики.

2-й вариант – но если нуклеогенез не доходит до стадии ядерных взрывов, то возникают следующие эффекты. Холодное металлическое ядро звезды может перейти в сверхпроводящее состояние. В результате в нем появляются незатухающие сверхпроводящие токи, генерирующие магнитное поле звезды. Отметим, что магнитное поле из-за движения тяжелых масс весьма сомнительны, так как такие движения имеют большую вязкость и имеют свойство затухать.

3-й вариант – еще один эффект связан с состоянием вещества в центре звезды. В этой области имеем гравитационное поле низкой напряженности или вообще отсутствующее. В результате в этой области отсутствует дифференциация вещества по ядерным массам. В ней могут находиться рядом и ядра урана, и ядра водорода. Таким образом в центре звезд имеем область молекуло- и минералогенеза. И, значит, все твердое вещество во вселенной имеет звездное происхождение. Очевидно, что вся планетная система Солнца имеет звездное происхождение и образовалась взрывом второй звезды, составлявшую звездную пару к Солнцу.  Причем наличие у Земли магнитного поля позволяет предположить, что Земля произошла из центральной части солнечного дублера. А все минералогическое богатство Земли имеет звездное происхождение, что играет важную роль для понимания геологии земных недр и истории Земли.

Итак, мы видим, как много нового следует из отказа от заблуждений Больцмана. На самом деле мы могли бы еще долго развивать тему гравитационной термодинамики и теплотехники. Но уже сказанное показывает, какой большой вред нанес науке и технологиям Больцман, и как опасна слепая вера авторитетам. Отметим, что речь идет не только о науке, но и реальных технологиях и открытиях в области энергетики и иных областях.

Альберт Эйнштейн

Альберт Эйнштейн считается в определенных кругах величайшим физиком равным Ньютону. Две его главные работы – Специальная теория относительности и Общая теория относительности. Не будем останавливаться на авторстве этих работ, по какому вопросу есть весьма различные суждения. Отметим, что Специальная теория относительности есть теория движения света в инерциальной системе отсчета (в негравитационном пространстве). Скорость света в любой такой системе отсчета и в таком  пространстве одинакова. Эта теория справедлива и подтверждена многочисленными экспериментами.

Общая теория относительности есть гравитационная теория, в основе которой лежит принцип «общей относительности», состоящий фактически из утверждения постоянства скорости света и в гравитационном поле. Это утверждение ложно. Скорость есть трехмерный вектор. Известно из опытов, что траектории света могут искривляться в гравитационном поле вблизи больших масс, т.е. векторые компоненты его скорости будут меняться. Постоянство скорости света есть постоянство суммы квадратов трех компонент скорости. Спрашивается, почему сумма квадратов постоянна, а не сумма пятых степеней или сотых или первых степеней? Нет ответа. Искривляющиеся траектории не могу иметь постоянную скорость. Отсюда видна неверность  ОТО. В гравитационном поле в любой его точке все механические объекты имеют одинаковое ускорение. В то числе и свет. Правда, для света не только ускорения в любой точке одинаковы, но и местные скорости и не зависят ни от направления света, ни от источника света. Изотропность света показана опытом Майкельсона, а в настоящее время проверена на уровне 10-18. Но изотропность света и постоянство его, как предлагает ОТО, не идентичны.

Если скорость света переменна, то вся теория черных дыр летит в тартарары, ведь в гравитационном поле скорость света всегда выше скорости света вне поля. И никакого движения света по кругу вообще быть не может. Свет, влетевший в гравитационное поле, непременно его и покинет. В гравитационном поле даже время может исчезнуть. Это в принципе верно. Если взять бабушкины часы-ходики и перевезти их на космическую станцию, то они остановятся. Вот и исчезло время.

Но все это мелочи. Но на самом деле, ОТО есть самый чудовищный фейк во всей истории науки. По Эйнштейну в гравитационном поле меняется метрика, т.е. меры и эталоны. Но меры и эталоны определяет не гравитация, а Международная организация мер и весов (МОМВ). Парижский метр есть эталон длины всюду, где признают юрисдикцию МОМВ, а отнюдь не эйнштейновскую нелепую теорию. Странно, как такая нелепица смогла получить широчайшее признание научным сообществом, самые выдающиеся ученые почитали ее как величайшее открытие. Это просто непредставимо. Впрочем, есть один ученый. Это крупнейший математик и друг Эйнштейна, помогший ему использовать сложнейшую математику тензорного исчисления, но отказавшийся признать, что эти математические выкрутасы дифференциальной геометрии имеют отношения к реальной механике и физике, и потому решительно отказался от авторства, на которое он имел все права и которое ему навязывал Эйнштейн. Не существует и никакой квантовой гравитации (где кванты – нанометры, и где гравитация – мегаметры и парсеки), не существует никаких гравитационных волн, хотя за них вручены уже две Нобелевские премии. Ведь гравитация есть всего лишь свободное падение, а как может распространяться свободное падение? Круто  – квант свободного падения. Это было уже показано в разделе «Ньютон».