?

Log in

No account? Create an account
My

Журнал Владимира Юровицкого

Финансы, компьютеринг, законы и политика

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Зэки блокадного Ленинграда (неизвестная страница блокады)
My
vladyur
В блокадном Ленинграде в условиях жесточайшего голода преступность была очень высокой. От канибализма до всякого рода хищений. И работала милиция, работали суды (по кодексам мирного времени за некоторыми исключениями), назначались наказания, связанные с лишением свободы, и работали тюрьмы.
Но вот какова судьба зэков блокадного Ленинграда - об этом сведений почти нет.
А ведь вопрос очень сложный. Действительно, если в заключении кормить зэка даже по лениградской иждевенческой норме - 124 г хлеба, то он умрет через несколько дней. Ведь на "воле" людти могли хоть какой-то привараок иметь или хотя бы пытаться получить. А в тюремной камере откуда его взять? И в результате тюрьмы обратились бы в конвейер смерти. Преступников приговаривают, сажают в тюрьму и через несколько дней вся тюрьма умирает и снова набивали ее и так непрерывно.  Конечно, такую открытую вакханалию смерти допустить было невозможно. Ведь на "свободе" умирали от голода тихо, в своих квартирах, незаметно. А тут допустить существование открытого конвейера смерти было нельзя.
Что же было делать? Кормить зэков по усиленной норме? Больше чем тюремных работников, милиционеров и судей? Но это был бы бред.
И решение было принято странное, но спасительное для многих блокажников, ставших преступниками. Причем за преступления, которые с точки зрения нормальных людей были просто поразительные Например, мою мать, которая работала в столовой и как-то подкармливала меня (так как у меня был вид не совсем дистрофика, то мать очень боялась, как бы меня не похитили "на обед". Кстати, вот моя блокадная хокка

Меня не съели
В Ленинграде. Кого же
 Мне благодарить?
)
И при проверке у нее обнаружили недовложение или недостачу 100 граммов хлеба и 26 граммов котлеты (вроде ка-то так) и ее арестовали и судили и присудили к какому-то сроку - 6 месяцев или два года, не помню.
Перед войной мы жили втроем - бабушка, моя мать, ее сестра младшая и я. Бабушка умерла в блокаду, маю мать арестовали. я ходил по Ленинграду и меня забрали в детприемник. Тетка, которой было 16 лет, осталась одна, связалась с какой-то бандой, ее арестовали и тоже судили.
А дальше начинается самая оптимистическая часть блокадной трагедии. Меня с дистрофией третьей степени  вывозят через Ладожское озеро на Большую Землю, отправляют через всю страну в Кемеровскую область в Специальный Ленинградский детский дом № 1 Кемеровской области, в котором нас для военных и послевоенных лет очень неплохо обеспечивали, даже в 1950-м году я побывал в пионерском лагере @Артек", ну и потом техникум, армия, МФТИ и пр.
А мою мать и тетку - преступников... вывозят тоже на Большую землю. Милиционеры, надзиратели, судьи остаются умирать в Ленинграде. А их, преступников... СПАСАЮТ. Вывозят в тюрьму в Ярославской области и через короткое время... выпускают на волю. Потому что больно смешные были преступления с точки зрения нормальных людей даже военной поры. Так были мы все спасены.
Вот она самая поразительная правда блокады. Спасали... преступников. Нет, людоедов сразу расстреливали. А обычных преступников арестовывали, судили, заключали в тюрьму и вывозили из блокадного Ленинграда на Большую землю. Где их часто тут же или через  короткое время освобождали и направляли вглубь страны. Тетку отправили в Ташкент. Мою мать куда-то в Сибирь, но она по ошибке приехала в Самарканд, откуда завербовалась в только строящийся город туркменских нефтяников Небит-Даг.
Такова вторая часть моей жизни, связанная с блокадным Ленинградом. А потом были и другие части Но желающие могу прочитать мои  воспоминания

Пулковский меридиан Трогательный рассказ, выжимающий слезу. О мальчике и поэзии в блокадном Ленинграде


  • 1
  • 1